• +7 587 58 00, +7 926 278-99-53
  • info@akvilontk.ru

Диалог с переменным успехом.

Диалог с переменным успехом.

ТК Аквилон No Comment

17 апреля в Москве прошла конференция «Таможня 2015: диалог власти и бизнеса», организованная газетой The Moscow Times. Открывшая конференцию Галина Баландина, директор Центра поддержки ВЭД и развития регионов, подчеркнула, что в новом интеграционном образовании – Евразийский экономический союз – таможенное регулирование еще усложнилось, поскольку оно полностью отдано в союзную юрисдикцию и любые изменения требуют согласования с белорусскими, казахстанскими, армянскими и (с мая) киргизскими коллегами. В этом контексте очень важно участие представителей России в формировании нового таможенного законодательства, отвечающего потребностям нашей экономики.


Оценивая работу над проектом Таможенного кодекса ЕАЭС, она констатировала, что в этом процессе сегодня действительно идет диалог между бизнесом и госорганами: «Мы видим стремление прислушаться к бизнесу, заложить в проект кодекса нормы, которые позволят поднять таможенное администрирование на новый уровень». Тем не менее не все свои подходы предпринимателям удается отстоять: так, категорическое неприятие со стороны госорганов вызывает вопрос о возможности уплаты таможенных платежей на этапе после выпуска товаров, идет жесткая дискуссия по поводу предварительной информации.

Кроме того, по мнению эксперта, довольно сложно юридически будет в ближайшие годы сформировать «единое окно». Галина Баландина привела в пример Модернизированный Таможенный кодекс ЕС, который потерпел фиаско из-за того, что был во многом ориентирован на единые информационные системы: в полной мере он так и не вступил в силу и в 2013 году европейцы его заменили новым кодексом, где заложены несколько иные подходы к этим вопросам с точки зрения права.

Выступавший следом Виталий Сурвилло, руководитель рабочей группы Агентства стратегических инициатив по дорожной карте «Совершенствование таможенного администрирования», подтвердил, что подходы, о которых говорила Галина Баландина применительно к законодательству, заложенные также в дорожную карту, не принимаются исполнительной властью.

Это относится и к использованию предварительной информации всеми контролирующими органами в рамках системы управления рисками (пункт 8), и к переносу уплаты таможенных платежей на этап после выпуска товаров (пункт 48). Впрочем, так считает рабочая группа, госорганы же настаивают на выполнении этих мероприятий. Например, пункт об уплате таможенных платежей после выпуска товаров сформулирован таким образом: после рассмотрения возможности разделить выпуск товаров и уплату таможенных платежей представить доклад в правительство. И ФТС, при поддержке Минфина и Минэкономразвития, занимающих аналогичную позицию, подготовила доклад о нецелесообразности этой меры, которая влечет за собой, по мнению госорганов, большие риски для государства.

Сложной остается ситуация с выполнением пункта 19, предусматривающего разработку плана по улучшению ситуации в морских портах (план принят, но улучшений нет), пункта 71 о проведении инвентаризации 16 главы КоАП (хотя здесь диалог с ФТС продолжается) и некоторыми другими, но главный тезис выступления Виталия Сурвилло заключался в том, что сегодня возник вопрос о судьбе дорожной карты как таковой. Дорожная карта «висит в воздухе», поскольку поставлена утопическая задача – реализовать все ее пункты до конца этого года. «Сейчас мы стоим перед дилеммой: дорожная карта закрывается в конце года – и либо все оставшиеся пункты не выполняется, либо они будут выполняться, но не в рамках дорожной карты», – резюмировал эксперт.

Лариса Бондарь, начальник отдела нормативного регулирования определения таможенной стоимости департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина, в своем выступлении обратила внимание на то обстоятельство, что идея «о переносе акцента таможенного контроля на этап после выпуска товаров» в должной мере не реализована. Если контроль до выпуска действительно претерпел значительные изменение (подача таможенной декларации без подтверждающих документов, сокращение срока выпуска товаров и т.д.), то в отношении контроля после выпуска товаров радикальных изменений не произошло.

Не предложено новых эффективных технологий проведения контроля после выпуска, не предусмотрено внедрение современных методик проверки участников ВЭД, все шире используемых развитыми странами. Это не может не может не вызывать беспокойство у финансовых органов, так как сокращение контроля до выпуска товаров не компенсируется его адекватным усилением после выпуска. Возможное снижение эффективности контроля таможенной стоимости вызывает обеспокоенность и у значительной части законопослушного бизнеса в связи с созданием неравных конкурентных условий по сравнению с недобросовестными предпринимателями, путем занижения таможенной стоимости уклоняющимися от уплаты таможенных платежей в полном объеме.

В этой связи вряд ли можно считать адекватной мерой подход, предусмотренный статьей 319 («Особенности проведения таможенного контроля после выпуска товаров») проекта Таможенного кодекса ЕАЭС: если выпуск товаров осуществлялся без представления документов, на основании только декларации, таможня при проведении контроля после выпуска может запросить обязательный пакет документов и в случае его непредставления имеет право признать сведения, заявленные в ДТ, неподтвержденными.

Но в таможенной декларации более 50 показателей, и каким образом будет осуществляться выбор «неподтвержденных сведений», не установлено, но предусмотрено, что в этом случае «таможенный орган принимает решение о внесении изменений в сведения, заявленные в таможенной декларации, в соответствии со статьей 82 настоящего кодекса исходя из характеристик товаров, их наименования, количества, которым соответствует наибольшая сумма таможенных пошлин, налогов, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин». А согласно статье 319 то, каким образом будут определяться неподтвержденные сведения, в том числе таможенные платежи (основа для расчета которых, как мы помним, таможенная стоимость), устанавливается ЕЭК.

Между тем вопросы определения таможенной стоимости регулируются только на законодательном уровне (раздел 5 ТК ЕАЭС), полномочия же ЕЭК в данной сфере ограничены возможностью давать разъяснения по вопросам применения методов определения таможенной стоимости товаров в соответствии Соглашением от 25 января 2008 г. об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза. «Норма статьи 319 очень неопределенная, в связи с чем высока вероятность ее неоднозначной трактовки со стороны как контролирующих органов, так и декларантов», – предупредила Лариса Бондарь.

Чем чреваты неопределенные нормы, проиллюстрировал Александр Косов, партнер, руководитель практики таможенного права и внешнеторгового регулирования компании «Пепеляев Групп», на примере недавно принятых поправок в Кодекс об административных правонарушениях. Речь идет о федеральном законе от 12.02.2015 № 17-ФЗ, который наконец установил норму об освобождении от административной ответственности декларанта либо таможенного представителя в случае добровольного обращения в таможенный орган.

Эти поправки были призваны решить давнюю проблему излишков и пересортицы. Нелепые нормы КоАП приводили к тому, что бизнес редко пытался легализовать такого рода товары, случайно обнаруженные на складе, при инвентаризации, обычно их уничтожали. И вот закон принят, однако, как отметил Александр Косов, он позволит избежать административной ответственности только в некоторых ситуациях: если перепутано, допустим, количество единиц или артикулы, что подпадает под часть 2 статьи 16.2 (недостоверное декларирование). Что касается излишков, такие нарушения квалифицируются как недекларирование (часть 1 статьи 16.2), соответственно эта проблема остается. Да и в первом случае, по мнению эксперта, применить новую норму можно скорее теоретически, поскольку есть еще три условия, которые в совокупности должны быть соблюдены.

Если против первого условия (таможенный орган не выявил административное правонарушение, предметом по которому являются товары, указанные в обращении) никто не возражает, то два других условия (таможенный орган не уведомил о проведении таможенного контроля после выпуска товаров либо не начал его проведение без уведомления, когда такое уведомление не требуется; у декларанта, таможенного представителя отсутствует задолженность по уплате таможенных пошлин, налогов, пени, не оплаченная после истечения сроков, установленных требованием об уплате таможенных платежей), по словам Александра Косова, практически нивелируют саму норму.

Причина как раз в ее неопределенности. Не сказано, что имеется в виду проверка в отношении именно данного товара, а не других товаров или по другим вопросам. В случае камеральной проверки декларант не имеет возможности узнать ни о ее начале, ни об окончании, поскольку таможенный орган имеет право начать камеральную проверку без уведомления, время ее проведения не ограничено никакими сроками и акт по ее итогам должен быть вручен только в случае выявления необходимости доначислений. Кроме того, компания не может претендовать на освобождение от ответственности и в случае, если проверка проводится в отношении таможенного представителя, услугами которого она пользуется, причем, если формально читать норму, не только по ее товарам, но и по товарам других компаний, обслуживающихся у данного таможенного представителя.

о же относится и к задолженности по уплате таможенных платежей: формулировка нормы позволяет трактовать ее как необходимость отсутствия задолженности не только у декларанта, обратившегося в таможню с корректировкой ДТ, но и у его таможенного представителя, причем и по товарам других компаний. «В нашей стране, к сожалению, большее значение имеет буква закона, чем дух. На практике нормы читаются формально, и по сути бизнес опять будет взвешивать: идти ли в таможню или уничтожить такой товар», – резюмирует эксперт.

На конференции были рассмотрены и другие актуальные проблемы, в том числе о сложных случаях включения в таможенную стоимость лицензионных платежей рассказал Алексей Артемьев, советник отдела нормативного регулирования определения таможенной стоимости департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина, Инна Елисанова, старший юрист компании Dentons, представила обзор правоприменительной практики споров по определению таможенной стоимости, Екатерина Дьяченко, советник Суда Евразийского экономического союза, выступила с докладом о начале работы нового наднационального органа, а Александр Наумов, начальник отдела организации мониторинга и судебно-правовой работы Правового департамента Евразийской экономической комиссии, напомнил о процедуре досудебного урегулирования.

tks.ru

Сотрудничать с ТК Аквилон выгодно!

Вы экономите свое время: быстрое и грамотное таможенное оформление документов до отправки ГТД! Вы экономите свои деньги: Получаете предварительный расчет и оптимизацию таможенных платежей. Конкурентное преимущество: выпуск товара в свободное обращение в течении суток!